ДИСКЛЕЙМЕРПРАВИЛА ФОРУМАСЮЖЕТОПИСАНИЕ МИРА
ГОСТЕВАЯ КНИГАЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИРОЛИАНКЕТА
НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИАРХАНГЕЛЫСОПРОТИВЛЕНИЕ

В мире ролевой игры «REVELATIONS» конец света уже наступил. Он не стал концом человечества, но положил начало новому миру. Миру, которым правят Ангелы. Мрачному постапокалиптическому миру, в котором из всех добродетелей есть место только смирению. Дерзнете ли вы?
16.02. Метатрон внезапно, как всегда, составил кроссворд для игроков. Разгадавшие его полностью получат небольшие подарки на память.

24.02. В ближайшие дни ждите новостей и некоторых изменений в развитии первоначального сюжета.
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ ГАБРИЭЛЬ, РАФАЭЛЬ И УЧАСТНИКИ СОПРОТИВЛЕНИЯ.
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
В эту ночь Метатрон не спал. Ангелам и без того не нужно много часов для отдохновения, но он презрел и их. Всё это время, начиная со вчерашнего вечера, Метатрон провёл на работе. Ему нужно было многое устроить, о многом договориться и решить. Ему принадлежала... читать далее Кажется, момент, когда ситуация вышла из под должного контроля остался где-то далеко позади. Утёк, как песок сквозь пальцы, оставляя за собой только ров мыслей, опустись в который – не выберешься. Уриэль неоднократно задавалась вопросом, почему Они, пришедшие... читать далее - Захлопнись, чувак, - закатывает глаза Сатанаил… и демонстрирует брату средний палец.
Когда-то давно он делал так только для того, чтобы позлить Бальтазара – подавлял многое устроить, о многом договориться и решить. Ему принадлежала... читать далее

REVELATIONS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVELATIONS » ГЛАВА I: СУЩЕЕ » Ferro Et Igni


Ferro Et Igni

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Michael, Sichael;
Дата и время: недалекое будущее, 19 июля 2047 год;
Описание: После допроса Стефани, Уриэль заподозрила Сихаэля в возможной связи с Сопротивлением. Уж слишком нервно вел себя ее собрат. Со своими подозрениями она и направилась прямиком к Михаэлю, дабы верховный главнокомандующий лично допросил херувима.

Отредактировано Sichael (2015-02-19 11:10:16)

+1

2

Ночь с 18 на 19 июля, дело близится к рассвету.


Уриэль стояла у застекленной стены кабинета верховного главнокомандующего и смотрела на Небесный город. В комнате было темно; приглушенный свет настольной лампы мягко касался площади рабочего стола и лишь украдкой освещал фигуру Михаэля, с которым они разговаривали далеко не первый час. Между тем, предрассветную мглу вспороли первые городские огни, возвещая о начале нового дня; глядя на всё это свысока, Хранитель раздумывала, стоит ли делиться с серафимом всеми своими подозрениями и соображениями или, выждать время, да разобраться во всем, по старинке, самой.

— Таким образом, ситуация для нас складывается самым наилучшим образом, — продолжила она, после небольшой паузы, — рыбка проглотила наживку. Шервуд Вомак уже в штабе Сопротивления, за которым мы установили наблюдение. Выждем пару дней, соберем все необходимые сведения, а после уже наведем там порядок. Спешка в этом деле не лучший вариант, тем более, что есть подозрения о пособничестве падших. В каких целях – выясняем. Кстати говоря, — очередная пауза по-прежнему диктуемая сомнениями, — мне кажется, что распространяющаяся мода любить и помогать роду человеческому коснулась и нашего Сихаэля. Сначала несанкционированное проникновение в Белую Башню, которая до последнего была одним из самых защищенных объектов. После, во время выяснения обстоятельств взлома, он проговорился о связях с девушкой, Стефани Блэквуд, которую мы вместе допрашивали вечером прошлого дня. Если я поняла всё верно, наш херувимчик «чисто случайно» поделился информацией о грядущей «зачистке» результатов эксперимента своей подружке из Чистилища. Уриэль постаралась воспроизвести в памяти недавние события, чтобы вдруг еще чего не упустить. Хмыкнула и продолжила: — Он вытащил её из эпицентра событий на площади. Спас, выходит? Хорошо, если действовал во благо службы, однако на допросе он был достаточно возбужден и держался стороной. Не помню, чтобы наш кровожадный Сихаэль хоть раз отказался от развлечений подобного рода. Всё это наталкивает меня на мысль, что он, так или иначе, причастен к Сопротивлению. < … >

+3

3

Country in depression
Nation in despair
One man seeking reasons everywhere
Growing hate and anger
The Fuhrer's orders were precise
Who was to be blamed and pay the price!


Все 30 лет, которые Михаэль провел на земле, используя сосуд из плоти и крови, архангел находил все новые причины для того, чтобы все больше и больше разочаровываться в подобной форме существования. Порой он даже проникался искренним сочувствием к людям, которые вынуждены влачить свое бремя всю недолгую жизнь, но потом очень быстро понимал, что это ему, всего-навсего, показалось. На сей раз, причиной его недовольства стал факт, что человеческое тело, в общем, не предназначено для положения неподвижности дольше, чем на несколько часов, когда как доклад неутомимой Уриэль тянулся уже более 10. Увы, ему было не в чем упрекнуть своего главного и самого верного последователя, из ее выкладки невозможно было убрать ни слова. И именно это  создавало у главнокомандующего четкое понимание одной из основным проблем государственного аппарата ангелов. Их было мало. Верных, по-настоящему лояльных и сосредоточенных на своем деле - еще меньше. Согласных, при всем этом, с основными идеями Михаила, вдохновленных ими - единицы. Возможно, эти единицы, такие как, например, Уриэль, были чертовски эффективны и работоспособны, но даже она не способна объять все, как бы ни старалась. В конечном итоге все закончится тем, что они будут выжигать одни побеги скверны, когда за ноги их будут хватать уже новые, только проклюнувшиеся, но достаточно крепкие, чтобы в конечном итоге... Нет, об этом и думать не стоило. Упаднические настроения до добра никого не доводили, особенно диктаторов, чье положение нынче, объективно говоря, не может похвастаться стабильностью. И пусть человеческое сопротивление, которое было, есть и будет, не представляло для Михаэля и его режима весомой угрозы, суть грядущих бед содержалась, к сожалению, как и было измыслено выше, совсем не в этом. Мало подавлять недовольных таким образом, чтобы они не представляли серьезной опасности, необходимо следить, чтобы их идеи не стали катализатором для бунта "верхов".
Уриэль говорила тяжелые вещи. Тревожные вещи. Говорила о любви к человеческим существам так, будто это было опасным пороком, вроде проказы, а не тем, что было заложено в саму природу небесных созданий. Тем, что и было корнем несправедливости в отношении Отца, ангелов и человечества. Архистратиг отнял неподвижно замершие пальцы от подбородка и разомкнул, успевшие пересохнуть за много часов молчания, прерываемого лишь краткими репликами, губы, чтобы резюмировать все изложенное его соратницей:
- Ты знаешь, Уриэль, каково значение термина "пятая колонна"? - начал издалека серафим, с неприятным хрустом разминая ноющие без дела кисти рук.
- Уже довольно долго, он трактуется превратно, потеряв изначально очень важный нюанс, который отличает эту самую "колонну" от привычного нам явления "сопротивление". Люди, классизм в обществе которых, несмотря на все свои тяготы, в середине XX века перестал быть основной проблемой, стерли эту разницу, а сейчас, для нас она важна, как никогда. Пятая колонна - это прецедентное название внутреннего противника, который принадлежит, косвенно или прямо, к элитарным и правящим классам, и при этом имеет те или иные внешние интересы. Или принадлежность, о которой мы не подозреваем. Иными словами, это внедренцы и те, кто подвержены их влиянию. Пятая колонна - это не просто несогласные с режимом подданные, это те, кто получают в рамках режима исключительные блага и власть, но все равно, по тем или иным причинам, не удовлетворены.
Он встал, сцепив руки за спиной и неспешно прохаживаясь возле собственного стола. Мефистофеля он давно отпустил, понадеявшись на собственную память.
- Примечательно то, что сообщество ангелов, как оно есть, в условиях, в которые мы их, так или иначе, поместили, идеальная среда для распространения токсичных идей той самой колонны. Почему? Потому что это не мода, Уриэль. Это то, с чем созданы наши собратья. Рано или поздно, если мы оставим все так, как идет сейчас, каждому... Каждому, вроде Сихаэля, будет достаточно одного просящего взгляда какой-нибудь смазливой девчонки, которая верит, что умирает за правое дело. И он пойдет умирать рядом с ней, как повязанный. Это не порок и не болезнь. То, на что мы сделали ставку, обернулось против нас самих. Страсть, которая раньше влекла наших собратьев - власть, приводящая мир к порядку, оказалась ничем по сравнению с куда более опасной и вредоносной страстью - страстью к равенству и мнимой справедливости. И пока мы не решим, что с этим делать, на не поможет и миллион бесед с Сихаэлем, Метатроном, и прочими сбившимися с пути агнцами. Они слепы, и никогда не отринут эти шоры, пока они окончательно не превратятся в бельма на их глазах, - ангел прервался, ощутив отголосок обиды, непонимания и боли, что захлестнула его когда-то, когда меч его старшего брата обратился вдруг против него самого и их Отца.
Он отпустил ее. Это не было тем разговором, который стоило бы вести после многочасового доклада. Слишком серьезный вопрос для слишком утомленных работой сущностей. Однако, профилактические беседы были таким методом, который чем раньше был применен, тем лучше работал. Поэтому Михаил, и не думая даже про себя пожаловаться на напряженную судьбу управленца, снова занял свое место в ожидании Сихаэля, но на сей раз, уже не так напряженно, как ранее, а по-варварски закинув ногу на ногу и беззвучно барабаня пальцами по мраморной столешнице. Несмотря на ранний час, подчиненный долго себя ждать не заставил.

Отредактировано Michael (2015-02-20 18:14:27)

+5

4

Цепных псов регулярно отпускают побегать, но лишь в пределах крепкой ограды.
Так у кого больше свободы — у болонки, гуляющей на поводке с хозяином, или у волкодава, что носится всё ночь по двору, опьянённый свободой и метящий доски забора?

Сихаэль направлялся к верховному главнокомандующему, совершенно не представляя, ради чего его вызвали на ковер. Возможно, обсудить недавние неудачи по поводу охраны Башни и появления на ее территории отряда, который еще успеет поплатиться за сделанное. Больше у Сихаэля не было идей, зачем Михаэлю понадобилось вызвать его к себе.
Он не переживал. Держался, как и всегда, спокойно. Шел уверенно - ему нечего было бояться, нечего было скрывать. Он не видел за собой никакой вины и оправдываться ни в чем не собирался.
И все равно чувствовал, что впереди его не ожидает ничего хорошего. Возможно, он слишком давно находился на службе у Михаэля и мог различать все оттенки его настроения и все, что он требует от своих... последователей.
И хотя херувим не был рьяным поклонником всей вакханалии, что происходит уже тридцать лет, ему было достаточно все равно, ангел просто исполнял то, ради чего был призван на службу. И считал, что делает это достойно.
Сихаэль был уверен, что не пошел по стопам многих собратьев, так быстро познавших вкус жизни от нахождения в человеческих сосудах. И потому держался дольше остальных, держался стойко и долг свой нес ответственно.
Или что-то изменилось, и он не заметил?
Нет, это все вздор. Глупый вздор. Уж кто-кто, но не Сихаэль. Он не оступится. Он не может оступиться. Он тщательно продумывает каждый шаг, он готов, кажется, ко всему - к любому исходу. Он готов к любой напасти. Он... хорошо защитил себя. И не придумали еще той силы, что способна свести его с верного и так ценимого пути.
Порой Сихаэль наблюдал за действиями собратьев, и некоторые из них вызывали у него не более, чем тоску. Некоторое сожаление, что они оказались так слабы, когда столкнулись с возможностью вкусить дар, данный человеку испокон веков. Для него было вроде как в порядке вещей сжигать города, убивать, нести смерть и разруху - обычное дело. Но падать духом и всем своим существом херувим не собирался. А собратья, тем временем, то пропитывались сочувствием к людям и их идеям, то пускались во все тяжкие, в полной мере воплощая содом и гоморру, некоторые любили издеваться над людьми - Сихаэль же даже в убийстве не находил удовлетворения.
Люди смертны. Недолговечны. Во многом наивны.
И ангелы не должны отвечать за их проступки.
Сихаэль вошел в помещение, где восседал Михаэль, ожидая появления своего подчиненного.
- Мой лорд, - спокойно произнес херувим и встал напротив верховного главнокомандующего, сцепив руки за спиной. - Вызывали?
Конечно, вызывал. Но вопрос был задан "для галочки". Сихаэль терпеливо ожидал, когда Михаэль начнет говорить.

Отредактировано Sichael (2015-02-21 08:47:04)

+1

5

Пока подчиненный проделывал, как мнилось Михаэлю, свой не слишком долгий путь до кабинета непосредственного начальства, архангелу предстояло подумать над тем, о чем они, собственно, должны с ним побеседовать. С одной стороны, сколько на его неисчислимый век пришлось разнообразных предателей? Неуверенных, пресмыкающихся, дерзких, принципиальных, опустошенных, запуганных. Сколько допросов он уже проводил? Считать он бросил, когда количество перевалило за первую сотню, в конце концов, совершенно бесполезная цифра. Но всегда, когда ему приходилось сталкиваться с теми, кто, так или иначе, попадал в прицел глаз проницательной Уриэль, и при этом по праву считался одним из лучших, Архистратиг испытывал значительные трудности эмоционального толка, бессмысленно злился на себя и свои слабости, и в каждый следующий раз все повторялось вновь. Однако теперь, количество крыл соратников, которые могли бы поддержать его и помочь оправиться от очередного сокрушительного разочарования, становилось с каждым разом все меньше. И нет-нет, да и забредали в воспаленный разум главнокомандующего мысли, что уже совсем скоро рядом не окажется ровно никого, и к нему в кабинет войдет, в конечном итоге, сама Уриэль, чтобы пытаться оправдать что-нибудь, из-за чего уже и она попала под подозрение. Именно поэтому Михаэль не хотел немедленно ввергать Сихаэля в опалу, давить, и, образно выражаясь, вытягивать из него неприятную правду раскаленными клещами. Он с досадой цыкнул и чинно переплел длинные бледные пальцы, обратив спокойный взгляд на арку дверного проема, в котором никогда не было двери, как таковой. В своих владениях архангел предпочитал ни от кого не таиться. Возможно, впоследствии, он еще пожалеет о подобном интерьерном решении, но точно не сейчас.
- Разумеется, - утвердительно, но несколько медленнее, чем обычно, кивнул Михаэль. Он боролся с желанием сказать младшему по званию подчиненному короткое "Вольно!", уж больно закрытой и формальной была его поза, несмотря на расправленные плечи и открытый, уверенный взгляд. Разве так ведут себя соратники, с которыми ты бок о бок прошел не одну войну, которым нечего от тебя скрывать, которые без всякой неуверенности искренне недоумевают, каким образом могли попасть под подозрение, потому что у них никогда не было сомнений в собственной лояльности? Архистратиг старался отогнать от себя эти мысли, убеждая себя в том, что Сихаэль просто понятия не имеет о том, почему ему было велено сюда прибыть.
Он встал и начал неспешно измерять помещение шагами, зеркально повторив позу херувима, все еще не мог заставить себя сохранять неподвижный покой изваяния при подобных беседах.
- Я не люблю долгих предисловий, Сихаэль. В причинах, по которым должна была состояться наша беседа, также нет ничего сложного. Ты здесь, потому что ты попал под подозрение. Проще говоря, на тебя донесли, - Михаил поморщился, негативная коннотация последней фразы надежно въелась и в его восприятие речи.
- И я посчитал, что нам необходимо выяснить и упорядочить все моменты, по которым у нас могли возникнуть разногласия, прямо сейчас, для того, чтобы они, будучи невысказанными, не пустили корней, а затем и поросли. Потому что не в моих правилах отказываться от верных товарищей из-за утаенных сомнений и домыслов. С обеих сторон, - он взял паузу, но недостаточно длинную для того, чтобы собеседник счел это возможностью для ответа.
- Также я не собираюсь заставлять тебя гадать. Причина в том, что ты проявляешь видимый интерес и симпатию женщине, которая... Увы, не столь лояльна режиму, как нам хотелось бы, чтобы счесть ее благонадежной для связей с такими важными для нашего общего дела личностями, как ты, - Михаил тихо вздохнул, вспоминая, как не столь давно по ангельским меркам, сам прокололся на этой порочной слабости к таким добрым, открытым, искренним и страстным человеческим женам.
- Наконец, я не хочу тебя судить. Я не знаю ничего о том, что происходит с ней и с тобой. У меня есть только факты, которые, по большому счету, не являлись бы поводом для беспокойства, если бы мы жили в... несколько иное время. Поэтому, будь добр, изложи свою версию происходящего. Возможно, свои взгляды на ситуацию.
С самого своего решения о том, что пытаться постичь Его замысел - бесполезно, Михаил, также охотно закрыл свой разум для любых манипуляций как со своим, так и чужим сознанием, что, например, в совершенстве проделывала его подданная Рагуэль. Он не стеснялся этого, об этом знали многие, возможно, и Сихаэль. Но значило это лишь то, что серафим в любом случае не станет полагаться на возможность залезть подчиненному в душу с целью проверки правдивости его ответа.

+1

6

Когда проходишь через ад - не останавливайся ©

"Ты здесь, потому что ты попал под подозрение. Проще говоря, на тебя донесли".
Вот это поворот.
Сихаэль не изменился в лице, стараясь лишь выслушать все, что приготовил для него Михаил. Но начало само по себе уже было стоящим. Чего же ожидать дальше?
Сомнение? Уж кто, но Сихаэль успел зарекомендовать себя должным образом, не имеющим ничего общего с сомнением или неподчинением. Да, он не был самым преданным подчиненным, хладнокровно нес свой долг, но ни разу до сего момента не оступился - как считал Сихаэль. Херувим плыл по течению, коим управляли его братья, и устраивать анархию не было в планах архангела. Он не видел в бунте никакой пользы, ничего, что сможет выстоять и пережить всё ангельское войско, которое правит землей. Он не принимал поспешных решений, не делал опрометчивых выводов и всегда сторонился эмоций, которые ведут к сомнению. Так где же Сихаэль оступился?
- Причина в том, что ты проявляешь видимый интерес и симпатию женщине, которая...
Дальше держать лицо Сихаэль не смог. Наверное, впервые у него на лице появилось выражение, сродни тому, как пещерный человек сталкивается с летающей тарелкой. Никогда еще херувим не был в подобном ступоре, совершенно не понимая, в чем его обвиняют и что вообще приписывают на его счет.
Какого...
Да я же...
Что за...

Он даже руки расцепил, не способный сдерживать удивление.
Женщина? Симпатия к женщине?
Догадка его немного парализовала. Только этого еще не хватало.
Под конец речи Михаэля ему все же удалось собраться с мыслями, еще раз переварить услышанное, а затем Сихаэль решил держать ответ перед главнокомандующим. Пусть он понятия не имел о том, что ему тут приписывают - и искреннее удивление на лице тому подспорье, - Сихаэль заслужил право высказать свою точку зрения и вообще объяснить, что происходит и в чем его обвиняют.
- Благодарю, - ответил херувим на дозволение высказаться. - На самом деле для меня самого все это... большой сюрприз. Возможно, кого-то могли ввести в заблуждение мои действия, но если вы имеете ввиду ту девушку из бара, то здесь все очень просто. - Сихаэль выглядел уверенным в своих словах. - Я спас ее по одной лишь причине: я был первым, кто стал подозревать ее в связях с сопротивленцами, я же вывел допрос к ее личности, для которого она была нам нужна. У нас не так много зацепок, чтобы раскидываться ими, как вздумается. Она была нужна нам живой, и я спас ее.
Сихаэль был уверен: ему не за что оправдываться. Но червячок сомнений все же ворочался где-то глубоко внутри. Это странное и непонятное чувство, что где-то он все же совершил ошибку, где-то оступился и, не дай бог, дал волю пустить в свой разум отравляющее действие человечности. Нет. Этого не могло быть. Не могло. Сихаэль был слишком упрям, чтобы уверовать в подобное. Все это было не его, было посторонним, чужеродным... человеческим. Это не его ума дело. И думать об этом херувим не мог.
Он держал ответ перед Михаэлем. Все остальное должно отойти на второй план.
- А если... если кому-то в голову взбрело, что я решил ухлестывать за барменшей из захолустного бара... могу с уверенностью заявить - это полный бред. Мне нужно было держать ее поближе, чтобы узнать про нее всю правду. А девицам с растерянным сознанием так легко запудрить мозг.
Сихаэль теперь выглядел таким же, как и раньше - хладнокровным ангелом, готовым идти по головам и костям.
- Я пошел за тобой не ради власти, мой лорд. И я не жажду мести, изменений или бунта - это так же прекрасно известно. Не потому ли ты назначил меня возглавлять охрану главных зданий?
Сихаэль был одним из тех, кто сложнее всего поддавался влиянию человеческих сосудов. И это сослужило ему отличную службу.
Так что же случилось?

Отредактировано Sichael (2015-02-26 11:20:46)

0


Вы здесь » REVELATIONS » ГЛАВА I: СУЩЕЕ » Ferro Et Igni


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC