ДИСКЛЕЙМЕРПРАВИЛА ФОРУМАСЮЖЕТОПИСАНИЕ МИРА
ГОСТЕВАЯ КНИГАЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИРОЛИАНКЕТА
НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИАРХАНГЕЛЫСОПРОТИВЛЕНИЕ

В мире ролевой игры «REVELATIONS» конец света уже наступил. Он не стал концом человечества, но положил начало новому миру. Миру, которым правят Ангелы. Мрачному постапокалиптическому миру, в котором из всех добродетелей есть место только смирению. Дерзнете ли вы?
16.02. Метатрон внезапно, как всегда, составил кроссворд для игроков. Разгадавшие его полностью получат небольшие подарки на память.

24.02. В ближайшие дни ждите новостей и некоторых изменений в развитии первоначального сюжета.
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ ГАБРИЭЛЬ, РАФАЭЛЬ И УЧАСТНИКИ СОПРОТИВЛЕНИЯ.
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
В эту ночь Метатрон не спал. Ангелам и без того не нужно много часов для отдохновения, но он презрел и их. Всё это время, начиная со вчерашнего вечера, Метатрон провёл на работе. Ему нужно было многое устроить, о многом договориться и решить. Ему принадлежала... читать далее Кажется, момент, когда ситуация вышла из под должного контроля остался где-то далеко позади. Утёк, как песок сквозь пальцы, оставляя за собой только ров мыслей, опустись в который – не выберешься. Уриэль неоднократно задавалась вопросом, почему Они, пришедшие... читать далее - Захлопнись, чувак, - закатывает глаза Сатанаил… и демонстрирует брату средний палец.
Когда-то давно он делал так только для того, чтобы позлить Бальтазара – подавлял многое устроить, о многом договориться и решить. Ему принадлежала... читать далее

REVELATIONS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVELATIONS » ГЛАВА II: БЫЛОЕ И ГРЯДУЩЕЕ » Black and white


Black and white

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Sachiel, Sichael;
Дата и время: несколько лет назад, осенний вечер;
Погода: пасмурно, солнце практически село;
Описание: Намереваясь зачистить одно из зданий от демонов, которые избрали его в качестве своего подполья, Сихаэль берет себе в напарники Сашиэля, но совершенно не подозревает о его любви к людям. И это станет для херувима настоящей проблемой, когда на их пути возникнут невинные человеческие жизни, и выбор одного архангела будет резко отличаться от выбора другого. Как черное от белого.

0

2

Забавно, как похожи их имена, и как не похожи они двое. Два брата, которых, должно быть, если смотреть с человеческой точки зрения, перепутать – плевое дело.
Менялся мир, и менялись ангелы, и менялся сам Сашиель, но одно оставалось неизменным – его непримиримая, жгучая ненависть к демонам. Он и сам уже не сознавал, откуда и когда она появилась, настолько сильная, и ее забыть ее было так же невозможно, как заставить себя примириться с несправедливостью и жестокостью, постигшей его дорогих людей. Сашиель бросил взгляд на Сихаэля, сжимая в руке клинок, чувствуя давно забытую радость, предвкушение боя, которое едва не заставляло его вздрагивать. Он видел такое у людей, часто видел. Боже, какими одновременно и похожими и разными Ты сделал своих людей!
– То в кусты они заглянут, тепло ли птичкам в их гнезде. То у нор звериных встанут, посмотрят, нет ли боли где, – с издевательской улыбкой продекламировал он, глядя на одно из полуразрушенных зданий. – Дальше Блейк пишет о том, как ангелы, покончив с птичками, защищают агнцев от волков. Напоминает нас с тобой, не находишь? – он приподнял брови.
Если задуматься, в его ненависти к демонам и в том, как он рвался уничтожить каждого, было нечто лицемерное. Он бил без жалости и даже не задумывался о том, что по сути, то, что он так яростно разит, принадлежит людям. Что-то переворачивалось в нем, когда он видел демонов.
У него была одна неотъемлемая черта, которую вполне можно назвать недостатком: Сашиель никогда не скрывался. Наверное, в некоторой степени дело было в его слегка завышенной самооценке, проявившейся со временем, после того, как ангелы обосновались на земле – все же это был мир человеческий, и им здесь не место, земля портила их. Сашиель шагал, не скрывая своего присутствия, и только старый истершийся ковер – или как там это называют люди, он всегда путал все эти их «напольные покрытия» – на полу скрадывал его шаги. В его движениях была уверенность и не-человечность блейковского тигра. А всего-то и надо, что вырезать несколько жалких демонов, отправив их в небытие.
Только ему казалось, что было как-то уж очень тихо, как будто их двоих ждали и готовились к появлению – мысль была шершаво-неприятной и заставляла его морщиться и настораживаться. Сашиель нахмурился и замедлил шаг, прислушиваясь.
– Забавно. Где адская сухопутная непобедимая армада? Раньше они казались мне смелее.
Ангел переступил через остатки некоего уже не угадываемого предмета мебели и направился дальше, заглядывая в дверные проемы – дверей в большинстве проемов не было вообще. И рядом тоже – наверняка забрали и сожгли люди, чтобы согреться. Сашиель вздохнул. Его осторожность между тем была вызвана тем, что одним из ужаснейших его страхов было лишиться этого сосуда. И он привык к чертам этого лица, к почти белым волосам как будто они и правда принадлежали ему, всегда принадлежали ему.
Не останавливаясь и не прекращая хмуриться, Сашиель вопросительно протянул, подняв голову и посмотрев на потолок:
– Мне кажется, или…
Потолок рухнул неожиданно. Или почти неожиданно. По правде говоря, поскрипывание сверху он принял за чьи-то шаги и совершенно не ожидал такого развития событий. Совершив не очень грациозный, но эффективный прыжок, ангел обернулся: остановись он, дабы поразмышлять над загадочными скрипами, он бы сейчас был чудесной ангельской лепешкой. Херувим прочистил горло и старательно отряхнулся от поднявшейся после удара и покрывшей его одежду пыли. На Сихаэля он все это время не смотрел – исключительно на груду хлама, перегораживающую путь назад. Сашиель даже потыкал эту груду носком и так уже запыленного ботинка. И пожал плечами. Мелочь, право слово, к тому же они еще не собирались назад.
– А я-то уж решил, что они все померли до нашего появления.
Чтобы повернуть назад двух целеустремленных херувимов, наверняка нужно что-то более серьезное.
Однако сегодня он был до неприятного болтлив. Это выдавало более отвратительное, чем обычно, настроение Сашиеля.

+1

3

Выбирая в напарники Сашиэля, Сихаэль был уверен, что тот поможет очистить здание от демонов лучше, чем многие другие. О нелюбви Сашиэля к нечисти было многим известно - так полагал Сихаэль, который относился к демонам, как к жукам навозным. Не испытывал ненависть, лишь холдоное отвращение, и мог точно так же легко убить их, как убивал людей. И если люди были расходным материалом, демоны являлись эдаким воплощением заразы, что неистребимо существует в мире. И порой Сихаэлю казалось, что, зачищая очаги их появления, ангелы лишь борются с симптомами, не с причиной болезни. Демоны - болезнь. И более других ей подвержены люди, на которых демоны, собственно, и паразитируют.
Сихаэлю было невдомек, что и ангелы занимают человеческие тела точно так же - он не видел в этом ничего дурного. По его мнению, ангелы дарили людям силу и благодать, и не их вина, что человеческие сосуды так быстро изнашиваются.
Правда, херувима и серафимам повезло куда больше. Им костюмчик менять не приходится. И это было прекрасно, ведь Сихаэлю совершенно не хотелось обнашивать новую тушку - к своей он уже более чем прикипел. И даже того не заметил. Не заметил, как это может на него повлиять. И все равно упорно держался.
Они находились на нижнем этаже, но демоны пока что не почтили их своим присутствием. Затаились, словно крысы.
Сашиэль что-то говорил вслух - возможно, даже обращался к Сихаэлю. Но тот по природе своей обычно сохранял молчание. Да, он слушал все, что говорил ему собрат, но никак это не комментировал.
Забавно. Где адская сухопутная непобедимая армада? Раньше они казались мне смелее.
Было в его словах слишком много стремления уничтожить. Излишняя эмоциональность. Сихаэлю даже стало интересно, откуда это в его собрате. И не помешает это ли их делу.
Молчание разума. Спокойствие духа.
Но они оба перегнул палки. Сашиэль - в своих чувствах, Сихаэль - в их отсутствии.
- Прячутся, - неизвестно зачем подал голос херувим, осматривая помещение, в которое только что вошел. Где-то далеко раздавались скрипы и шорохи. И даже если звук совсем бы исчез, это не помешало бы Сихаэлю ощущать присутствие демона. Этот смрадный след ни с чем не спутать. Даже в таком заброшенном месте, пропахшим пылью и плесенью.
Сашиэль начал что-то говорить, но закончить фразу не успел. Потолок внезапно обвалился вниз. Сихаэль успел сделать шаг в сторону, дабы избежать счастливой возможности быть погребенным под грудой хлама. Пусть и ненадолго, конечно. И, вполне возможно, это были дьявольские проделки.
- Они наверху.
Это было более чем очевидно. Как и то, что другая часть демонов затаилась позади. Они определенно точно жаждут заманить херувимов в ловушку. По идее, оба должны двинуться наверх, и да, они там найдут кого-то. А затем будут атакованы в спину. Но вот только демоны выбрали себе соперников не по размеру.
Сихаэль был уверен, что его собрат понимает все это. Порой ангелам даже не требовалось ничего говорить вслух. Они понимали друг друга без слов.
Сжав ангельский клинок, неизменно являющийся частью его, Сихаэль направился к лестнице, по пути захватив с какого-то стола небольшую железную банку. По всей видимости, оба находились то ли на кухне, то ли в столовой. Сейчас сложно было что-то понять. Это здание на ладан дышало и давным давно потеряло весь вид.
Что ж, раз их ждут...
Подав Сашиэлю сигнал приглядывать за ними со спины, дабы не попасть в ловушку, Сихаэль осторожно поднялся по лестнице на один этаж вверх, затем намеренно пропустил его и проследовал выше. Он остановился перед одной из дверей на третьем этаже этой ветхой пятиэтажки, одной рукой откупорил крышку захваченной банки и, легким пинком отворив дверь, сделал шаг вперед.
Прежде, чем кто-то успел что-либо сделать, Сихаэль размашистым движением высыпал содержимое в темноту.
Секунду спустя где-то справа раздался утробный вскрик, перешедший едва ли не в рык.
Попался.
Быстрым отработанным движением Сихаэль воткнул клинок в грудь демона. В очередной раз вскрикнув, тот навсегда покинул землю.
Вот только в комнате они были не одни.

Отредактировано Sichael (2015-02-21 15:26:32)

+1

4

Пожалуй, они и правда отлично дополняли друг друга. Его напарник молчал в то время, как Сашиель никак не мог заставить себя сделать то же самое. И это добавляло к распалявшему его предвкушению битвы подстегивающую и больно жалящую злость на самого себя.
– О да, – на секунду остановившись и неприятно улыбнувшись, Сашиель с видом кровожадного хищника потянул носом воздух. Это не шло ему. Более того, это портило его, как будто бы делало грязнее на несколько мгновений, но херувим ничего не мог с собой поделать.
Близость их, их грязное присутствие кружило Сашиелю голову, и он не мог сдержать улыбки, отдаленно схожей с оскалом. Это был повод сорвать накопившуюся злость – прежде всего на собственное бессилие. Все это было очень забавно – уверенность падших в том, что их потуги увенчаются успехом, что два херувима, ничего не подозревая, шагнут в расставленную ловушку и не смогут выбраться. Вряд ли здесь их ждет хоть один действительно равный противник.
Он кивнул Сихаэлю и любовно погладил клинок, следуя за братом прежним шагом, громким, слишком громким для этого места – должно быть, здесь давно никто не ходил так открыто. Разрушенные дома обычно располагали к скрытности.
К чести Сашиеля следует сказать, что его хиханьки и хаханьки остались где-то в районе первого этажа, и он наконец, возможно, временно, но все же замолчал, даже перестав кривить губы в ухмылке. Впрочем, до самого третьего этажа это не мешало ангелу изображать из себя форменного простофилю, топать ногами по лестнице пуще прежнего, картинно зевать и ни разу не оглянуться – кто знает, вдруг иначе он спугнет сидящих в засаде демонов и лишится возможности выпустить пар?
Не были бы заняты мечом руки, Сашиель бы от души поаплодировал брату. Ухмыляясь, он неторопливо повернулся вокруг своей оси – чем не заторможенный непригодный к битве ангелочек, которого можно перебить одним плевком? Он смело отворачивался, зная, что Сихаэль не из тех, кто позволит демонам ударить брату в спину – но для начала уж точно не тот, кто позволит им себя одолеть. Нет, демоны, конечно, не дураки – грязь, отребье, позор, но не дураки, и если кто-то и повелся на эту дурашливо и небрежно сыгранную пантомиму, то они и отправились в небытие первыми. Начавшийся медленно и неторопливо поворот завершился стремительным движением, уколом в грудь, почти прошившим насквозь нежную и податливую плоть демонического вместилища и несколько похожим на то, что люди когда-то называли «Гневным острием». Устраивать бои на лестнице оказалось чрезвычайно занятно, хоть и не очень удобно, и Сашиель вслед за братом отступил в комнату, перед этим усилием мысли отправив мертвое тело в наступающих со стороны лестницы демонов.
– А я был не прав! – радостно гаркнул Сашиель. Все в нем как будто пылало от радости битвы, как будто повеяло свежим ветром – прямо в его затхлую жизнь.
У демонов все же было одно преимущество – их было чертовски много для двоих ангелов. Но Сашиель никогда с самого начала своего существования не сомневался в победе – рано или поздно свет все же побеждает тьму. Он был этим светом, он разве что не лучился этим светом, и видел перед собой только то, что надо выжечь. Какое-то время.
Он никогда не вспомнит, был ли это вскрик, или движение, которое он уловил краем глаза, или что-то еще. Но он оглянулся, и вся эта злая радость, ярость, ехидство слезли с него как шелуха, как старая кожа со змеи. Это были они, его маленькие слабые люди. А любовь сильнее ненависти.
Это был инстинкт, который бросает старшего брата на защиту младшего, даже если этого младшего хочется отделать ремнем, и Сашиель был не в силах не повиноваться этому инстинкту. Его удары были стремительны, но они были ничем по сравнению с его броском, единственной целью которого было оградить их, бесконечно любимых, от опасности. Он словно вырос перед демонами, спиной чувствуя уже не присутствие надежного брата, а слабых, неспособных и самих себя защитить людей, но вопреки всему это ощущение вызвало в нем не страх за себя, но нежность. Он никого не подпустит к своим младшим братьям.

+1

5

То, что произошло дальше, сбило Сихаэля с толку. Да, херувим слышал, что где-то позади вскрикивали люди, но ему не было никакого дела до происходящего с той стороны. Они с Сашиэлем прибыли сюда с одной единственной целью: зачистить зданием. Спасать людей не входило в их планы. Или... так считал только Сихаэль?
- Что ты делаешь? - крикнул он брату, одновременно с тем протыкая рванувшего на них демона насквозь.
Херувиму было невдомек, почему Сашиэль защищает людей. Почему готов пожертвовать всем, ради них. Даже своей жизнью. Эта мысль казалась архангелу такой нелепой, что он не мог подобрать ни одной причины, ни одного объяснения поведению брата. Это ведь просто... тела. Зачем он, Сашиэль, борется за их сохранность? Это ведь сосуды - не более того! Все равно, что рваться на части, дабы защитить глиняные горшки от преступников. Это ни к чему, ведь таких горшков на планете - превеликое множество. Даже после глобального истребления людей.
Почему же, так ратуя за человека, Сашиэль спокойно (нет, даже с радостью) убивает демонов? Они ведь тоже находятся в человеческих телах, и, при желании, их можно спасти - нужно лишь провести обряд изгнания. Люди, притесненные демонами в своих же телах все еще могут быть живы. Но Сашиэль убивает их, не моргнув.
В чем же логика, брат?
Жизнь одних дороже других. Какая-то... избирательная привязанность.
Убив еще парочку демонов, Сихаэль разозлился. Он вознамерился сжечь здесь все. И демонов, и людей. Все здание зачистить одним махом. Нужно лишь, чтобы Сашиэль убрался подальше. Убивать собрата Сихаэль вовсе не собирался. Так что сначала придется его отсюда вытащить.
Внезапно, посреди всего этого хаоса Сихаэль почувствовал нечто неладное. Он даже замер на мгновение, и время словно остановилось. Это было едва заметное ощущение, сложноуловимое, но такое... опасное.
- Они взорвут его... - пробормотал Сихаэль. А затем крикнул Сашиэлю: - Надо убираться! Они взорвут здание!
Одному богу известно, какую дрянь приготовили демоны. Может, они вообще напичкали бомбу святым маслом, и ангелов порвет на лоскуты вместе с сосудами.
И хотя было неясно, где именно находится припрятанная бомба, им всем здесь несдобровать.
Пора.
Взмахнув рукой, Сихаэль швырнул всех собравшихся демонов в сторону, в одну кучу, ударив их о стену, сбив на мгновение с толку. А затем, схватив брата и разбив окно. Вылетел на улицу. В следующий момент раздался взрыв.
Сихаэль не знал, задела ли взрывная волна людей. Или демонов. Но их обоих обдало взрывной волной и ангелы лишь чудом уцелели. Зависнув в воздухе, Сихаэль потушил свой пиджак и обернулся к зданию, что обрушилось наполовину после взрыва.
Вот ведь твари.
Но злился он не на то, что пострадали люди. А что могли погибнуть они с Сашиэлем.
Кстати о людях. Откуда-то из глубины дома доносились вскрики и стоны. И это означало лишь одно: внутри еще есть выжившие.
Сихаэль бросил хмурый взгляд на брата.
Даже не вздумай...

+2

6

Он не слышал, что именно кричал ему брат, у него, облеченного в бесконечно драгоценный сосуд, в стенки черепа билась одна мысль: «Не подпустить».
Будь его крылья видимы, они были бы широко распахнуты в попытке закрыть, защитить люде й от тех, что несли им боль и смерть. Ярость, с которой он защищал, была совсем иного толка, нежели та, с которой он пришел сюда, и пока он жив, он никого не подпустит к тем, кого всегда защищал. Рубя, протыкая, отталкивая, Сашиель чувствовал, как возвращаются те времена, по которым он так скучал эти годы после Пришествия. Он чувствовал, что занимается действительно свои делом, и оно было не в том, чтобы убить как можно больше демонов, а в том, чтобы спасти тех, кого еще можно спасти. Убийство падших – лишь жалкий суррогат его истинной миссии.
Когда-то он бы рвался спасти всех, были далекие, почти забытые времена, когда он бы и демону не причинил вреда, потому что все же где-то там еще живет человек. Теперь, уже давно, были другие времена. Он бы много рассказал об этом, если бы было, кому рассказывать. Да и если бы был в этом хоть какой-то смысл.
Если бы не Сихаэль, кто знает, может, здесь бы и окончился путь слишком человеколюбивого херувима. Сашиель не замечал ничего и никого, кроме тех, кого надо защищать, и тех, от кого надо защищать. Когда его сорвало с места силой собрата, он попытался вырваться, вернуться, и даже взрыв, лизнувший их сильным жаром, не смог бы остановить его. В голове ангела взметнулась злость, и ему захотелось  сделать с Сихаэлем что-то такое… убить его, растерзать, ведь если бы не он, Сашиель мог бы спасти хоть кого-то. Он мог бы хотя бы вытащить – хоть кого-нибудь. Он замер в воздухе рядом с братом, в смятении, в растерянности, с мукой на лице рассматривая развалины, в которые превратилось еще недавно потрепанное, но довольно крепкое строение. Кажется, с его губ даже сорвался сдавленный стон.
Как тяжело их терять, каждый раз, как будто бы что-то острее любого меча пронзало его, или сжимало как какой-то гигантской рукой. Собственные раны и собственная боль в этом теле были ничтожны по сравнению с потерей каждого из них.
Взрыв ошеломил его, потеря всех тех, на чью защиту он бросился, оглушила окончательно, не говоря уже о том, что сделал Сихаэль: может, и спас его, но сейчас это казалось Сашиелю злейшим предательством. Херувим перевел взгляд на брата, почувствовав его взгляд – и не смог ничего сказать. Его всего потряхивало от злости и потрясения. На секунду ему захотелось броситься на брата. Потом все потухло. Осталась только тупая боль, но с ней он уже привык справляться.
– Спасибо, брат, – он все же не сумел до конца скрыть желчь в голосе. – Если бы не ты, меня бы наверняка разметало на тысячи маленьких Сашиелей.
И все же то, как он медленно и вроде бы осторожно подлетал к полу-обрушившемуся зданию, было похоже на человеческие нетвердые шаги. Он слышал человеческие голоса, и ему хотелось верить, что хоть кто-нибудь их людей выжил, и все это было не напрасно – но что если это были всего лишь демоны?
И пусть… этот только попробует ему помешать, «видит Бог», как говорят люди, он любит брата своего не меньше несмышленых людей, но ненавидит его сейчас не меньше. Не будь он Сашиелем, он бы сказал, что хочет убить своего брата.
Усилием воли он поднимал тяжелые обломки, чтобы добраться до оставшихся в живых. В нем все еще теплилась надежда, которую он боялся озвучить даже мысленно. Хоть кто-нибудь, хоть один…
Женщина, которую он нашел, была уже немолода. Сашиель хотел уже броситься к ней, когда почувствовал нечто чужое, омерзительное, злобное – и отшатнулся. Демону, скрывавшемуся в ней, было сейчас не до ангелов, его основательно помятое тело отказывалось повиноваться какой бы то ни было воле – он вообще было мало способно двигаться. Сашиель продолжил поиски, и ему хотелось броситься туда, вниз, и разбросать завалы собственными руками, если бы он спиной не чувствовал присутствие брата, которое теперь, с близостью людей, стало уже не защитой, но опасностью. Разглядев чьи-то волосы, ангел опустился чуть ниже, отшвырнув обломки чего-то, он и понятия не имел, чего, да и не приглядывался, благо, его ангельская сила это позволяла. Мужчина, а может, еще юноша, залившая лицо кровь не позволяла ничего толком разглядеть, найденный им, тяжело дышал, но был еще жив, и это был человек, человек, настоящий, живой. Херувим почти рухнул вниз, к нему, пытаясь ощупать его тело и понять, можно ли его еще спасти.

+1


Вы здесь » REVELATIONS » ГЛАВА II: БЫЛОЕ И ГРЯДУЩЕЕ » Black and white


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC